Категорії розділу
Україна
Європа
Світ
Наше опитування
Що очікуєте від президенства Зеленського?
Всього відповідей: 1534
Статистика

Онлайн всього: 9
Гостей: 9
Користувачів: 0

1:18 PM
"Свайные поселения" в Швейцарии: как подводные археологи изучают

свайное поселение озеро швейцария Открытие так называемых свайных поселений, строившихся по берегам швейцарских озер в эпоху позднего неолита, стали в свое время настоящей сенсацией. С тех пор историческая наука шагнула далеко вперед, и сегодня инновационные методы, в частности, подводных археологических исследований, помогают ученым постоянно открывать что-то новое и неожиданное, расширяя наши познания в области, в том числе, социально-экономических основ жизни «свайных поселенцев».

Так называемые "свайные поселения"  были обнаружены зимой 1853/1854 гг., когда уровень вод в озерах Швейцарии опустился до небывало низкого уровня. Во многих приозерных общинах, в том числе и в общине Майлен, расположенной на северном берегу Цюрихского озера между городами Кюснахт и Штефа, граждане поспешили использовать уникальную возможность для реставрации старых, и строительства новых причалов. В ходе земляных работ рядом с деревней Роренхааб рабочие на глубине 30 см наткнулись на слой, содержащий обломки свай, кости, осколки керамики, деревянные предметы обихода.

Учитель Иоганес Эппли из Обермайлена начинает собирать и систематизировать находки, после чего ставит в известность о своей находке «Цюрихское общество антикваров» («Antiquarische Gesellschaft Zürich»). Как писал И. Эппли, речь идет о «материальных остатках человеческой деятельности, пригодных к тому, чтобы бросить неожиданный свет на древний образ жизни людей, заселявших когда-то берега Цюрихского озера». Швейцарский ученый Фердинанд Келлер, позднее создатель развернутой «Теории свайных поселений» («Pfahlbautheorie»), провел анализ собранных И. Эппли предметов – это были «топоры, долота, молоты, грузила для рыболовных сетей, кухонная утварь», которые, по его мнению, принадлежали кельтам.

Он свел всю информацию воедино и предложил модель, в соответствии с которой древние жители этих поселков строили дома на сваях в воде для того, чтобы защититься от диких животных. Позже раскопки свайных поселений начались и на Бильском озере. И вот сегодня мы как раз находится этом озере в северо-западной части Швейцарии. Раннее утреннее солнце едва проглядывает сквозь туман. На деревянном причале команда дайверов-археологов готовится к погружению. «Зима — лучшее время для подводных изыскательских работ, потому что вода более или менее прозрачная, кроме того, навигация завершена, а природа спит, вегетация находится в зимнем режиме», — говорит Лукас Шерер (Lukas Schärer), руководитель команды археологов-подводников, входящих в состав Археологического ведомства кантона Берн (Archäologischer Dienst des Kantons Bern).

Сегодня регион Бильского озера густо заселен и экономически весьма плотно освоен, здесь очень хорошо, например, развито виноделие. Но в период между 500 и 5000 гг. до нашей эры этот регион был глубокой европейской провинцией, на территории которой возникла особенная культура жителей хижин, установленных на высоких столбах-сваях. Для  швейцарской истории обнаружение массовых «свайных поселений» стало важнейшим событием, внесшим важнейший вклад в уточнение хронологии национальной истории. До середины 19 века в Швейцарии более или менее регулярно велось, при помощи методов классической археологии, только исследования римского влияния. Все то, что относилось к более ранним периодам, автоматически относилось к «кельтской эпохе», или времени «первобытных гельветов», о жизни которых не было известно практически ничего.

Находки, связанные со свайными поселениями заставили серьезно пересмотреть хронологию древней истории Швейцарии. Уже упоминавшийся нами Фердинанд Келлер, используя новые денные и с оглядкой на похожие свайные поселения на в странах Юго-Восточной Азии создал свою «теорию» свайных домов, стоявших прямо в воде. В середине 20 века более совершенные методы археологического анализа позволили уточнить датировку эпохи «свайных поселений» (3000 - 1800 г. до н.э.), а также установить, что в период неолита существовали поселки как стоявшие на воде, так и располагавшиеся на береговой кромке около воды. Оказалось, что в этот период уровень воды в швейцарских озерах был гораздо ниже, и что к периоду бронзы (1800 – 800 г. до н.э.) он значительно поднялся, превратив береговые поселки в наводные. Многие поселки были перенесены вглубь берега, но некоторые ушли под воду.

Лукас Шерер и его команда как раз и занимаются изучением ныне затопленных свайных поселений и других археологических достопримечательностей региона Бильского озера. Их базой стала деревня Зутц-Латтриген (Sutz-Lattrigen) на южном берегу Бильского озера, где находится множество археологических памятников эпохи неолита и бронзового века. Именно здесь в 2007 году археологи обнаружили остатки самой древней постройки Швейцарии, свайного дома, датируемого 3 863 годом до н. э. Но и сегодня бернские археологи продолжают удивлять мир науки новыми находками. Так, недавно они сообщили об удивительной находке на дне Люцернского озера. Там были обнаружены остатки свайного поселения, а также артефакты, которые свидетельствовали о том, что процесс заселения этого региона начался на целых 2 000 лет раньше, чем предполагалось. Так что самая настоящая «свайная лихорадка», начавшаяся в Швейцарии и в Европе в конце 19 века, продолжается и сейчас.

А тогда, после соответствующих публикаций в швейцарской научной и ежедневной прессе, начались научные поиски в том числе и на Боденском озере, сначала на немецком берегу, в городе Ванген, где местный архивариус Каспар Лёле уже в предыдущие годы сделал несколько важных археологических находок. На швейцарском берегу, в кантоне Тургау, в этот период также начались поиски остатков свайных поселений. К 1864 г. ученым в Швейцарии было уже известно около шести десятков таких поселков. На данный момент по берегам озер, рек и болот шести стран Альпийского региона (Швейцарии, Германии, Италии, Франции, Австрии и Словении) зарегистрировано почти 1 000 свайных жилищ. Десять лет назад некоторым из них был присвоен статус Объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Подводная археология начала особенно быстро развиваться начиная с 1960-х гг. благодаря изобретению двуступенчатого регулятора — технического устройства, предназначенного для снижения давления газа, поступающего из баллона акваланга, до величин, позволяющих осуществлять дыхание без каких-либо вредных последствий. В настоящее время современные методы подводной археологии позволяют осуществлять самый широкий спектр научных изысканий на территории бытования неолитических свайных поселений. «Работа археологов требует хорошей физической подготовки из-за значительного веса снаряжения, необходимого для работ на мелководье», — говорит Лукас Шерер. «Кроме того, мы работаем круглый год. Порой бывает тяжко, особенно при минусовой температуре зимой или когда весь день льет как из ведра».

Еще одна сложность: минимальная видимость под водой. Для улучшения визуальных условий приходится даже создавать искусственные течения. Для обеспечения доступа к участку раскопок и для выемки грунта также применяют напорно-всасывающие рукава. Характер выполняемой работы меняется в зависимости от места раскопок. Много времени уходит на составление документации и на мониторинг локаций. И тем не менее, археология, в том числе подводная, сейчас меняется кардинально: если раньше работу в основном выполняли вручную (любой бывший студент-историк расскажет вам про свою археологическую практику, которую он проводил в лучшем случае с кисточкой, а в худшем с носилками в руках), то теперь археологи в Швейцарии применяют самое высокотехнологичное оборудование: гидролокаторы, эхолоты, цифровые подводные камеры, дроны.

Сокровища

Риск заиливания участков раскопок под водой существует постоянно. Для противодействия этому процессу швейцарские подводные археологи используют метод покрытия дна озера и деревянных свай натуральной тканью, например, из кокосового волокна, которую сверху утяжеляют гравием. С другой стороны, ил, вода и песок – это прекрасные консервирующие вещества, которые сегодня позволяют нам шаг за шагом, слой за слоем, открывать заново бесценную летопись жизни «свайных поселенцев». При этом современные археологи активно используют опыт своих предшественников, много сделавших для исследования истории «свайных поседений» в первой половине прошлого века.

С особым размахом раскопки свайных поселений велись тогда в кантоне Тургау. Начиная с 1929 года под руководством Карла Келлер-Тарнуццера (1891–1973), тогдашнего председателя «Швейцарского общества древней истории» («Schweizerische Gesellschaft für Urgeschichte»), были обнаружены несколько десятков свайных поселений. Особой известностью пользовались раскопки недалеко от деревни Пфин-Брайтенло. В 1944 году там при помощи трех десятков интернированных польских солдат он раскопал 17 домов, датированных 38-м столетием до н. э. На основании сделанных им находок в историю археологии эта местность вошла под наименованием «Пфинская культура» (3900 до 3500 гг. до н.э.). Годом позже Карл Келлер-Тарнуццер провел раскопки свайного поселения эпохи ранней бронзы близ урочища Арбон-Бляйхе-2.

В рамках специального исследовательского проекта с 1981 по 1983 г.  была проведена работа по составлению единой картографии свайных поселений в Швейцарии. В последние два десятка лет ученые Археологического ведомства кантона Тургау вели раскопки в основном в двух местах – в урочищах Уршхаузен-Хорн в регионе Зеебахталь (эпоха поздней бронзы) и Арбон-Бляйхе-3. Береговая линия Боденского озера, относящаяся к кантону Тургау, имеет протяженность около 90 км. На этом побережье на сегодняшний день идентифицировано почти трёх десятков свайных поселений. И там, и в акватории Бильского озера, дайверы-археологи продолжают постоянно делать уникальные находки. Они уже нашли наверное самое старое в мире колесо, остатки хлебобулочных изделий и даже… неолитическую жевательную резинку.

Как объясняет глава Археологической службы кантона Берн Регина Штапфер (Regine Stapfer), наша «задача состоит в том, чтобы максимально обеспечить сохранность памятников свайной культуры». Однако процессы заиливания и эрозии подводных локаций порой приобретает очень высокий темп, так произошло в соседней общине Тойфелен. Там Лукас Шерер и его команда проводят подводные раскопки, исследуя в день в лучшем случае не более 15 квадратных метров, но нередко, при наличии особенно неблагоприятной ситуации, им удается раскопать и исследовать не больше одного квадратного метра в день.
Древесно-кольцевой анализ

Один из главных вопросов археологии, да и вообще любой отрасли исторической науки, связан всегда с датировкой, что делает сбор деревянных образцов и фрагментов свай одной из приоритетных задач. Последующая дендрохронологическая экспертиза (метод датирования событий, природных явлений, археологических находок, основанный на исследовании годичных колец древесины) позволяет определить, в какой период было спилено дерево, из которого изготовлена данная свая или иной конструкционный элемент. По словам швейцарских ученых за последние 30 лет ими был достигнут значительный прогресс в уточнении и совершенствовании методики древесно-кольцевого анализа.

На первый взгляд, дендрохронологическое датирование представляется довольно простым процессом. Поверхность образца тщательно зачищают остро режущим инструментом (бритвой, скальпелем). В зачищенную поверхность втирается мелко размолотый мел, с тем чтобы под микроскопом при большом увеличении была четко видна клеточная структура древесины. Но затем в дело вступает компьютерная программа, которая графически представляет кольца в виде диаграммы и сравнивает полученные эмпирические данные со стандартными хорологическими моделями. Теперь археологи теперь в состоянии точно определять год, когда было срублено конкретное дерево, из которого была сделана данная свая. И так ученые шаг за шагом воссоздают картину жизни свайной деревни, что всегда было и остается задачей не из легких. Поселения часто существовали в течение относительно непродолжительного промежутка времени, а спустя многие годы опустевшее место на берегу озера вновь занимали представители следующих поколений.

Тем не менее, археологические раскопки позволяют сделать вывод, что жители «свайных поселков», скорее всего, использовали лук и стрелы, копья, ловушки, рыболовные сети и удочки. Одновременно они занимались земледелием и скотоводством (коровы, овцы, козы, свиньи), одомашниванием диких зерновых культур (пшеница, ячмень, просо), разведением фруктов и овощей (картофель, капуста). С целью расширения полезных площадей жители «свайных поселков» вели вырубку леса. В ходе вырубки лесов возникало все больше луговых пространств, поэтому приблизительно с 2 500 г. до н.э. обитатели поселков начинают систематических запасать сено для снабжения скота кормами в зимний период. К этому же времени относится начало производства шерстяных тканей. Изобретение бронзы (ок. 2 000–1 800 гг. до н.э.) создало условия для дальнейшего совершенствования техники изготовления орудий труда.

При таком уровне развития хозяйства естественным было и существование первобытного натурального обмена: имелась потребность в материалах, которых не было в данном районе, и, очевидно, существовали некоторые излишки продуктов скотоводства. В свайных постройках Западной Швейцарии встречаются длинные пластинчатые ножи и шлифованные топоры, изготовленные из своеобразного желтоватого кремня, который добывался и обрабатывался на Нижней Луаре, во Франции. Оттуда такие изделия расходились также в другие области Франции, нынешней Бельгии и Голландии. Население свайных швейцарских поселков получало также янтарь из Прибалтики, средиземноморские кораллы и раковины.
Непромокаемые колчаны

В любом случае свайные культуры были куда более развитыми, нежели казалось ученым еще совсем недавно. Охотники, например, использовали бересту и другие материалы для изготовления непромокаемых колчанов для стрел. В регионе Зутц-Латтригена были также найдены фрагменты плетеной обуви из лубяных волокон, датируемых 2 700 годом до н.э. По словам археологов, мы очень многого ещё не знаем об обитателях свайных поселений. «Мы находим материалы, которые они использовали, инвентарь и посуду, но мы очень мало знаем об их жизни, социальных отношениях и верованиях», − говорит Лукас Шерер. Порой дайверы натыкаются на кости рыб или животных, но они редко находят человеческие останки или ритуальные предметы, связанные с погребением.

А между тем история человеческой культуры начинается именно с ритуальных обрядов, связанных со смертью. Непонятно, хоронили они умерших на территории, специально предназначенной для погребения, или кремировали и развеивали прах над озером. Откуда пришли люди, создавшие «свайные поселения»? На это счет есть несколько теорий, однако наиболее вероятным выглядит следующий вариант. Одна группа будущих строителей «свайных поселений» прибыла в регион швейцарских озер из нынешней южной Германии и заселила Миттельланд и Восточную Швейцарию. Вторая группа мигрировала из Западной Европы через регион Женевского озера, принеся с собой мегалитическую культуру по образцу Стоунхенджа. В Швейцарии аналогичного рода постройки можно наблюдать, например, в районе города Менхир (Ивердон).

Такие же свайные постройки найдены и в других областях Европы — в Северной Италии, Южной Германии, на территории бывшей Югославии и в Северной Европе — от Ирландии до Швеции. Имеются их остатки и на севере России.

Категорія: Європа | Переглядів: 13 | Додав: abel | Теги: озеро, поселение, Швейцария, свайное | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
avatar
Вівторок, 2021-08-03, 1:43 AM
Вітаю Вас Гість
Вхід на сайт
Логін:
Пароль:
Пошук
Календар
Архів записів
Друзі сайту